Menu

Cart

Приветствуем Вас в интернет-магазине

Книжный клуб "Саи Пракашана"

  1. О магазине
  2. О книжном клубе
  3. Готовятся к изданию
  4. Оплата
  5. Доставка

В нашем интернет-магазине можно приобрести уже изданные книги российского издательства и подписаться на будущие издания серии «Шри Сатья Саи Увача» с выступлениями Шри Сатья Саи Бабы в тонком теле, а также другие публикации.

В настоящее время российское издательство выпускает книги ограниченным тиражом. Став членом книжного клуба «Саи Пракашана» Вы можете зарезервировать для себя будущие публикации. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте и сделать предоплату.

Сейчас идёт перевод и готовится к изданию книга «Шри Сатья Саи Увача» том 11

На нашем сайте вы можете оплатить товар банковской картой Visa, MasterCard или Мир. После подтверждения выбранного товара откроется защищенное окно со страницей платёжного сервиса, где Вам необходимо ввести данные Вашей банковской карты. Для дополнительной аутентификации держателя карты используется протокол 3D Secure. Если Ваш банк поддерживает данную технологию, Вы будете перенаправлены на его сервер для дополнительной идентификации. Информацию о правилах и методах дополнительной идентификации уточняйте, пожалуйста, в банке, выдавшем Вам банковскую карту.

После поступления полной суммы заказа на наш расчетный счет мы передаем заказ в службу доставки.

 

В качестве службы доставки по России и за рубеж мы используем ФГУП "Почта России".

Заказ доставляется до почтового отделения. При получении заказа в почтовом отделении, заказ вручается покупателю при предоставлении удостоверения личности. При получении заказа покупатель должен проверить внешний вид и упаковку заказа, количество товара в заказе, комплектность, ассортимент. Заказ хранится в почтовом отделении 1 месяц. Хранение посылки более 5 рабочих дней оплачивается дополнительно.

При осуществлении доставки за рубеж, обращаем Ваше внимание, что таможенная служба страны получателя может дополнительно запросить оплату налогов и пошлин, а также потребовать указать данные документа, удостоверяющего личность. Подробную информацию можно уточнить заранее в таможенном департаменте.

Также при оформлении заказа важно корректно заполнить почтовый индекс и адрес. Проверьте данные перед подтверждением. Некорректная адресная информация может отразиться на длительности доставки.


При выборе способа доставки - Самовывоз из Санкт-Петербурга, выдача товара осуществляется по взаимной договорённости с издательством по контактному телефону: 8 (812) 942-17-70

next
prev

Выберите категорию товара

увеличить
SD-1RU

Божественная история. Часть 1

Цена 750,00 руб
Текущий уровень запасов:
47
Издательство: Аква Принт
Переплёт: мягкая обложка
Кол-во страниц: 340
Размер ШхВхТ (мм): 140x210x20
Вес (гр): 450
Год выпуска: 2019
Тираж: 100 шт.

Мадхусудан Найду прошел долгий путь от простого мальчика из маленького городка в Центральной Индии до замечательного, разносторонне развитого студента в учебных заведениях Шри Сатья Саи, до специалиста по банковскому делу и теперь до того, кто решил донести и увековечить послание и миссию своего учителя.

Это невообразимая история, поскольку сейчас он играет одну из самых важных ролей в продолжающейся миссии Бхагавана Шри Сатья Саи Бабы, который направляет, воодушевляет и побуждает своих преданных идти по духовному пути любви и служения, из-за пределов увиденного и услышанного!

Этот небывалый рассказ о божественном приключении, сага о служении и покорности, история о внутренней трансформации и силе веры, не оставит вас равнодушными.

Ниже приводится текст 8-й главы первого тома книги "Божественная история", в которой автор рассказывает об удивительных событиях, произошедших в день ухода Свами из физического тела, 24 апреля 2011 года. 

 

 

Глава 8. В предвкушении чуда

 

Вера – это птица, которая чувствует свет и поёт, когда рассвет ещё не наступил. 

– Рабиндранат Тагор

 

Поездка в Путтапарти 24 апреля 2011 года была самой длинной. Я ехал в полном одиночестве, казалось, мне потребовалась вечность, чтобы добраться до Обители высшего покоя, неожиданно превратившейся в тот день в кромешный ад. Звонили многие мои друзья, которые к тому времени уже знали о том, что Свами приходит и разговаривает со мной. Они хотели получить какое-либо утешение после того, как услышали новость, ставшую в то утро потрясением для многих.

«Что Свами говорит тебе?», «Всё будет хорошо?», «Скажи мне, что всё это неправда»,  «Свами не может оставить нас и уйти вот так», «Пожалуйста, скажи что-нибудь», «Свами вернётся?» - на все их вопросы у меня был только один ответ: «Имейте веру, Свами вернётся». Свами сказал мне: «Нику наммакаму унте нену вачестхану (Если у тебя будет вера, Я приду)».

В тот день добраться до Путтапарти оказалось делом нелёгким. Все дороги были перекрыты полицией и прессой. Транспорт направляли к Йенумулапалли, за аэропорт, и в город можно было въехать только по новой дороге вдоль реки Читравати. Я вынужден был припарковать свою машину далеко за мостом Карнатаганагепалли и оттуда идти в мандир пешком.

По дорогам, ведущим к мандиру Прашанти Нилаяма, со всех сторон стекались потоки людей, и я никак не мог попасть внутрь. Я слышал, как люди говорили, что Свами уже привезли в Яджур-мандир и скоро Его поместят в саркофаг для последнего даршана в зале Кульвант. Я ходил кругами, не в состоянии попасть в мандир, когда кто-то из персонала института заметил меня и провёл внутрь. Так я и стоял там, ожидая увидеть, что Свами вернётся к жизни, в то время как другие погрузились в глубокую скорбь. Я держался, собрав всё своё мужество и веру, надеясь, что Свами, к всеобщему изумлению, сейчас встанет и выйдет на даршан, и это будет чудо, которого ждёт весь мир. Но мои надежды разбились вдребезги, когда безжизненное тело выставили в ледяном саркофаге на всеобщее обозрение. 

Моё сердце было разбито на миллион частей, и я присоединился к толпе осиротевших, заливавшихся потоками слёз людей. Один за другим они подходили, с плачем и стонами, чтобы посмотреть на лежащего в ледяном саркофаге Свами, и от всего этого моё горе только усиливалось. Это конец? Всё это время у меня были галлюцинации? Разве не Свами сказал мне, что вернётся, если у меня будет вера? Сомнения одолевали мой сокрушённый горем ум, но где-то в глубине души я слышал голос: «Нику наммакаму унте нену вачестхану (Если у тебя будет вера, Я приду)». Молчаливый шёпот сердца заглушил стенания мира, и я решил взять себя в руки и держаться за свою веру в то, что Свами вернётся. Просидев несколько часов с полной верой в Его возвращение, я пошёл в комнату своего однокурсника, уже знавшего о появлении Свами в моём доме. Он доверял мне и надеялся, что всё, что я говорю, – правда. В конце концов, кто не хотел бы, чтобы Свами вернулся? Так всю ночь 24 апреля я прождал наступления рассвета, когда снова придёт Свами и скажет, когда же Он вернётся.

Утром, когда я молился Ему, Он появился в комнате моего друга, улыбаясь и как бы поддразнивая меня за мой испуганный вид в предыдущий день. Я упал к Его стопам и стал просить прощения за то, что увидев тело в саркофаге,  засомневался в Его словах. Он спокойно сказал:

– Если у тебя есть вера, Я вернусь.

– Я могу рассказать об этом тем, кто звонит мне, расспрашивая о Тебе? – спросил я с мольбой.

– О, да, можешь рассказать об этом, кому хочешь. Я обязательно вернусь, – заверил Он меня.   

Я был вне себя от радости и после этого всем, кто бы ни звонил мне, спрашивая о Нём, уверенно говорил, что Он никуда не ушёл, что Он находится повсюду вокруг и обязательно вернётся, мы только должны в это верить.

Одни приходили в восторг, другие выражали сомнение, третьи не верили, но меня это не волновало, мне было важно то, что наш любимый Свами возвращается, как Он меня и заверял.

Вечером Свами появился вновь и сказал мне, что вернётся на следующий день, 26 апреля, в пять утра. Я должен буду рано утром принять ванну, надеть свежую одежду и после того, как зажгу лампу в своей комнате, пойти в мандир и сесть рядом с Ним, ожидая Его возвращения. 

Эти слова вызвали во мне большую радость, но я подумал: «Как я смогу пойти и найти место рядом с Ним, когда Он вернётся?» Я очень переживал об этом!

– Также скажи своему брату и ещё некоторым людям, чтобы они были рядом со Мной завтра на рассвете,– Он продолжал давать указания и назвал несколько имён, в том числе некоторых сотрудников учреждений, – Моё тело будет холодным, и поэтому Мне потребуется что-нибудь для согрева, возьми несколько одеял и тёплую одежду. И приготовь чашку тёплого молока,я внимательно слушал, Ты сядешь около Моей головы, твой брат Ханумант пусть сядет с другой стороны, и продолжайте наблюдать за Мной, не двигаясь с места. Остальные пусть сядут вокруг Меня. 

Слушая Его, я недоумевал, каким образом я буду делать всё это ночью, учитывая ситуацию в мандире с соблюдением строгих мер безопасности и присутствием множества представителей средств массовой информации. К тому же, поток прибывающих приверженцев ширился каждую минуту.

Как будто прочитав мои мысли, Он сказал, чтобы я поговорил с одним выпускником института, служившим в то время в больнице, и попросил помочь мне организовать всё это, а также велел обратиться за помощью к преподавателю Его колледжа, который занимался организацией мер безопасности.

– На сегодня достаточно, приступай к своей работе, мы встретимся завтра, – Он закончил разговор и исчез.  

«О, Боже! Неужели Он вернётся завтра утром?» Эта мысль не давала мне покоя, я не мог больше сидеть на месте и тут же позвонил брату, работавшему в больнице, и рассказал ему о том, что произошло. Невероятно, но он сразу же поверил мне и начал действовать. Через несколько минут мы встретились, обсудили всё и пошли вместе к человеку, ответственному за обеспечение безопасности, как и велел Свами.

– Я верю вам, но как мы сможем сделать это при такой охране? Даже если Свами вернётся, как мы доставим Его в тёплое место, а затем – в больницу? Мне кажется, что это невозможно, – заметил он.

– Да, сэр, но если Свами вернётся, все увидят это, и тогда никто не будет спрашивать нас ни о чём. По крайней мере, нам лучше всё подготовить, веря в то, что завтра утром Свами всё же вернётся, – настаивали мы.  

– Хорошо, мы можем всё подготовить, но никто не может прикоснуться к саркофагу, пока мы не получим ясные знаки того, что Он возвращается, иначе у нас будут такие неприятности, которые даже трудно вообразить, – предупредил он.

– Сэр, всё, что угодно, лишь бы Свами вернулся, – закричали мы.

– Но мне надо поговорить с другими, рассказать им об этом, иначе все будут недоумевать по поводу происходящего, – добавил он.

– Конечно, сэр, – согласились мы.

И он начал связываться с другими людьми и попросил меня пересказать им то, что Свами передал мне. Некоторые недоверчиво качали головами, другие не возражали, решив, что можно, по крайней мере, попробовать.

Теперь самым сложным было привлечь на свою сторону несколько очень важных людей, так как без этого у нас могли возникнуть проблемы.

– Они ни за что не поверят мне, они ведь даже не знают меня, беспокоился я.

– Хорошо, тогда мы можем, по крайней мере, взять разрешение у тех, кто ранее занимался лечением Свами; без этого мы не в состоянии что-либо сделать, – ответил он.

– Я могу попытаться. Они знают меня ещё со времён учёбы, возможно, они поверят мне, – согласился я.

Итак, мы с этим братом отправились на встречу с людьми, занимавшимися лечением Свами, и рассказали им о том, что случилось. Они выслушали нас, и мы договорились, что можем приступить к выполнению нашего плана, но нам следует быть очень осторожными, чтобы не побеспокоить никого, и, что ещё хуже, не допустить ничего экстраординарного.

Воодушевлённые, мы вернулись и приступили к исполнению своего плана. Один человек принёс одеяла, носки, перчатки и т.п., другой флягу, в которой можно сохранить молоко тёплым, третий принёс антибиотики и масла для массажа стоп Свами. Остальные сидели и планировали, как, когда и что надо будет сделать. Нас было тринадцать человек, в основном, персонал и бывшие студенты, мы сидели до двух часов ночи, тщательно планируя такое важное  событие. За ночь палата для Свами в больнице была простерилизована и подготовлена для экстренной ситуации, скорая помощь стояла около столовой, рядом с мандиром, и все вещи вынесены за двери бхаджан-холла.      

В три часа утра, приняв душ, мы все вернулись обратно и заняли отведённые для нас места около Свами. Мы с братом внимательно смотрели на лицо Свами, чтобы не пропустить ни малейшего движения.

Мы ждали, ждали и ждали, что случится чудо! Часы пробили ровно пять, и наши молитвы усилились: это могло произойти в любой момент. Секунды превращались в минуты, минуты – в часы, но ничего не происходило.  Наступило шесть, потом семь часов утра, и все начали смотреть на меня, ожидая ответа. Когда я закрыл глаза и начал молиться Свами, чтобы получить ответ, я увидел Его лицо. Он улыбался мне, говоря: «Очень счастлив, очень счастлив». Вскоре наша маленькая группа начала расходиться, люди вставали друг за другом, так как у нас было разрешение сидеть около Свами только до семи часов утра, после чего нас должна была сменить другая группа студентов, отвечающая за порядок и безопасность. 

Я опять закрыл глаза и в глубине души вскричал: «Свами, пожалуйста, покажи мне, что я должен делать». Он снова появился около меня и с улыбкой сказал: «Очень счастлив, очень счастлив». Но в этот момент кто-то очень вежливо попросил меня встать и уйти, и мне пришлось подчиниться.

Я не знал, что думали обо всём этом другие, но я был раздавлен, и не потому, что Свами не вернулся в тот день, а потому, что почувствовал, что Он подвёл меня. Я вернулся в свою комнату, усталый и сонный, и сразу же отключился.

Было, наверное, около четырёх часов дня, когда я проснулся, и первым делом начал начал молиться Свами, чтобы Он появился передо мной и всё разъяснил. И Он действительно появился и, как всегда улыбаясь, спросил:

– Копама? (Ты сердишься?) 

– Нет, Свами, я не сержусь, но мне очень неприятно, потому что я рассказал об этом очень многим людям и подал им надежду, но всё оказалось неправдой, – пожаловался я.

– Нет, это не было неправдой, Я действительно приходил, и однажды Я расскажу тебе, что на самом деле произошло.

– Я хочу, чтобы Ты снова был в теле, как раньше. Пожалуйста! – умолял я.

– Я всегда с тобой, заверил Он меня.

Однако в тот день Его слова меня не утешили. Я хотел, чтобы Свами вернулся и находился среди нас в том же очаровательном физическом облике, и я не был готов слушать это и дальше. Разочарованный, Он ушёл.

На следующее утро я проснулся очень рано и сразу же бросился в мандир, где обнаружил, что Его тело переместили в зал для бхаджанов. Была вырыта погребальная яма, и всё было подготовлено для проведения последних ритуалов. Я совсем упал духом.

Этого не может быть. Я пошёл в бхаджан-холл и впервые за три дня увидел Его лицо, потемневшее и безжизненное. Его здесь больше не было. Чтобы понять это, достаточно было одного взгляда. Его губы высохли, кожа стянулась, это было мёртвое тело. Я не мог видеть этого и с плачем убежал подальше от всего происходящего.

Я сидел около навеса для машин рядом с залом Саи Кульвант, низко опустив голову на колени. Песни, которые всегда исполняли студенты в Его присутствии, потеряли свою былую мелодичность в горестных звуках, заполнявших весь зал и все сердца. «Ту пьяр ка сагархаи (Ты океан любви)»– строки  песен перемежались рыданиями и всхлипываниями, губам не хватало сил произносить слова. Я ощущал себя обиженным ребёнком, мать которого не выполнила своего обещания. Мне было больно, я был сердит, чувствуя себя обманутым и потерянным. Я плакал вдали от чужих глаз и говорил себе: «Меня обманули. Меня одурачили. Свами сказал, что вернётся. Он не вернулся, Он просто обманул меня». Неожиданно я почувствовал, как кто-то постучал по моей голове, и я пришёл в себя. Я подумал, что это сделал севадал, пытавшийся привлечь моё внимание. Я поднял голову и был потрясён, увидев стоящего передо мной Свами в жёлтом шёлковом одеянии, с короной густых чёрных курчавых волос. Его глаза сверкали, как лучи солнца на капельках росы, губы были розовые и нежные, как мягкие влажные лепестки розы, а кожа сияла необычным светом подобно ауре.

Он посмотрел на меня с состраданием и сказал:

– Йендуку йедустунаву? (Почему ты плачешь?)

Я закричал:

– Свами, посмотри туда. Они берут Твоё тело. Они собираются опустить его в яму, и Ты никогда не вернёшься!

Он сказал:

– Откуда Я должен вернуться? Я никогда никуда не уходил. Я нахожусь здесь с тобой. Почему ты плачешь? То, что ты видишь, не Я, это только тамаша (спектакль).

Он продолжал уверять меня в этом, но я был подобен ребёнку, не желающему ничего слышать до тех пор, пока не будет найдена его потерянная игрушка.

Начались погребальные церемонии и ритуалы, тело опустили в яму, и оно навсегда соединилось с природными элементами. Через некоторое время люди разошлись, и я с тяжёлым сердцем тоже пошёл в свою комнату. Если бы я знал, что Он собирается так скоро нас покинуть, я бы никогда не оставил Путтапарти после учёбы, я бы просто ждал, пока Он не передумает и не позволит мне находиться рядом с Ним. Возможность была упущена! Какая ужасная потеря, какое несчастье! Я плакал по дороге в свою комнату и так и уснул в слезах. Я не знаю, как долго я проспал в тот день, но когда проснулся, солнце уже село.

Я вспомнил, что мне надо вернуть одеяла, флягу и другие вещи, которые всё ещё лежали в зале для бхаджанов, поэтому я медленно пошёл в мандир и забрал их. Но я не подходил близко к самадхи, так как всё ещё чувствовал себя ужасно из-за произошедшего за последние два дня и поклялся не приближаться к самадхи. Итак, я быстро вышел из мандира и пошёл отдавать вещи. Когда я уже возвращался в свою комнату, проходя мимо храма Ганеши, я услышал голос, напоминающий мягкое звучание флейты. Он как будто звал меня: «Мадху! Иккадикира (Мадху! Подойди сюда)». Это повторилось несколько раз. Я знал, чей это был голос, и пытался изо всех сил игнорировать его, но не смог продолжать свой путь домой. Я пошёл по направлению к мандиру, как будто меня тянула какая-то невидимая нить. Я вошёл в зал Саи Кульвант около девяти часов вечера.  Вокруг никого не было, за исключением двух севадалов и нескольких студентов, охраняющих только что сооружённое самадхи.

Ноги сами привели меня к самадхи. Я сел около самадхи, но не слишком близко. Свами стоял здесь же, под люстрой, обе Его руки были сложены за спиной в характерной для Него позе. Слабый жёлтый свет падал на Его оранжевое одеяние и высвечивал часть складок, в то время как другие оставались в темноте. Свет проникал сквозь Его волосы и падал на щёки. На Его лице отражалась игра света и тени. Он был здесь во плоти, совершенно реальный!    

– Даггарики ра (Подойди ближе), – прошептал Он. Я придвинулся немного ближе. – Инка даггира (Ещё ближе), – повторил Он.

– Копама? (Ты сердишься?) Не сердись на Меня. Сегодня Я обещаю тебе, что буду с тобой до твоего последнего вздоха. Когда бы ты ни вспомнил обо Мне, Я приду и буду говорить с тобой, – пообещал Он.

От Его слов, исполненных любви, на глаза навернулись слёзы.

– Я люблю Тебя, Свами, я очень сильно Тебя люблю, – это всё, что я смог произнести.

Я вернулся в свою комнату с чувством облегчения и радости, и впервые за много дней заснул с улыбкой на губах. Я нашёл своего Свами, Он вернулся ко мне, как и обещал!

Позже Он объяснил мне, что же случилось утром 26 апреля. Он сказал, что вернулся в Своё тело в пять часов утра после пребывания в состоянии самадхи в течение двух дней, в течение которых все его телесные функции прекратили свою работу. Он объяснил, что путешествовал по всему миру, появляясь перед Своими почитателями и заверяя их, что это не конец и Он будет, как и прежде, всегда с ними. Утром 26 апреля Он, наконец, оставил панча-праны, пять жизненных сил, которые покинули его тело из пяти разных мест от пальцев ног до головы. Последняя прана покинула голову в 5.12 утра, и при этом высвободилось огромное количество энергии, и Он хотел, чтобы мы вобрали её в себя, получив необходимую силу для исполнения Его работы в будущем.

Но я вынес из случившегося гораздо больше: Он испытывал меня, чтобы проверить, буду ли я повиноваться Ему, даже если нужно будет поставить на карту абсолютно всё. Это качество было условием для будущей работы, когда я должен полностью довериться Ему и выполнять всё без страха и колебаний, даже если другим это будет казаться безрассудством и они изменят своё мнение обо мне. Даже если это будет означать разрыв давних отношений и вызовет недоумение со стороны уважаемых людей. Даже если это навлечёт на меня позор, я должен буду вынести всё ради Него. Мне следовало научиться не обращать внимания на похвалу и порицание, потери и обретения, удовольствие и боль, и эти события помогли мне сделать первый шаг в нужном направлении.

Гораздо позже Свами сказал мне:

– Если Я говорю о чём-то, и это случается, и ты веришь Мне, что тут особенного? Если Я говорю, и этого не происходит, но ты продолжаешь верить Мне, тогда ты предан Мне по-настоящему.  

В то время как весь мир думал, что Он исчез в толще земли, Он всегда оставался  со мной. С тех пор не было такого случая, чтобы я помолился, а Он не появился передо мной. Он постоянно присутствовал в моей жизни, на расстоянии одной мысли!

Восход солнца 28 апреля отличался от восхода 27 апреля. Он был светлым и весёлым, отбрасывая холодный тёмный мрак и наполняя моё сердце теплом. Я чувствовал себя освобождённым! Путтапарти никогда не будет для меня таким как прежде, теперь отсюда на весь мир распространялся свет, подобно сиянию утреннего солнца, и освещал все тёмные уголки невежественных умов.

Спустя два дня Свами сказал мне в Бангалоре, что необходимо провести для Него некоторые последние ритуалы. Меня это очень удивило, так как в Прашанти Нилаяме усиленно готовились к традиционным ритуалам на тринадцатый день после кончины, который совпадал с Днём Матери Ишвараммы, отмечающимся 6 мая и сопровождающимся кормлением бедных на стадионе Хилл Вью. Но у Свами были другие планы: Он сказал, что 4 мая необходимо накормить двести человек, так как это будет девятый день после того, как Он на самом деле покинул тело, что, по Его словам, случилось рано утром 26 апреля.

– В отношении Аватаров и йогов писания предписывают другой способ проведения ритуалов после того, как они оставили смертную оболочку. Это необходимо делать на девятый день их ухода из физического мира, – объяснил Он.

Итак, нараяна-сева была назначена на 4 мая 2011 года, и с помощью нескольких друзей я смог организовать её в храме Ханумана рядом с мандиром.

Я вернулся в Путтапарти для участия в севе, начав раздачу прасада в 8.30 утра, как велел Свами. Он также заверил меня, что лично будет присутствовать на севе, чтобы благословить её. Я ждал Его прихода, но Он не появился, и мы начали раздавать пакеты всем, кто пришёл к 8.30. Один из наших друзей отложил в сторону четыре пакета с едой для нас четверых, чтобы съесть её позже в качестве прасада, но когда мы закончили раздачу 200 пакетов, главным образом, нищим, монахам и рабочим со стройки, за прасадом прибежала  маленькая девочка в порванной одежде и с растрёпанными волосами. Мы дали ей ладду и один из четырёх отложенных пакетов. Она радостно убежала, держа продукты в руке. Когда мы уже заканчивали раздачу пищи, пришла группа последователей из северо-восточных штатов Индии, они тоже попросили дать им прасад, поэтому мы отдали второй пакет и ладду. Я слышал, как один из них сказал на хинди (этот язык я хорошо знаю):

Декхо Баба не хумко прасад дийя хаи (Смотри! Баба дал нам прасад).

Для них это было очень важно. Как только мы собирались открыть свои пакеты, подошёл рабочий-строитель и тоже попросил прасад, и я отдал ему пакет. Остался только один пакет, мы открыли его, поделили прасад между собой и пошли обратно, чувствуя, что получили благословение Свами. Мы были счастливы, что выполнили Его волю.

Вернувшись в свою комнату, я вспомнил, что Свами обещал прийти ко мне, но так и не пришёл. Поэтому я начал молиться Ему, прося объяснить, почему Он не явился вопреки Своему обещанию. Он заговорил со мной на прекрасном телугу:

– Я был в радости девочки, получившей эту еду. Я был в благословении последователей, получивших прасад. Я испытал удовлетворение, когда рабочий-строитель утолил голод. Я был также в жертвенности и радости, которые вы испытали, когда разделили последний пакет прасада между собой. Итак, Я всё время был с вами!

Он хотел, чтобы я понял, что Он присутствует во всех, и кого бы мы ни любили и кому бы ни служили, мы любим Его и служим только Ему. У Него больше нет тела, но Он живёт во всех телах и получает переживания через каждого. Ему не нужно больше поклоняться как физической форме, Дехарупе, Ему нужно поклоняться как космической форме, Вишварупе.   

Именно тогда Он объяснил  мне, что у Него есть четыре типа тел, или шарир. Это «физическое тело», или стхула-шарира, мы все имеем его. Затем идёт «тонкое тело», или сукшма-шарира – это ум с чувствами и мыслями. Оно подобно физическому телу, но без плоти и костей. Есть форма ещё выше, «Высшее тонкое тело», или атхи сукшма-шарира, в этом теле Он приходит в сны и медитации. И, наконец, вездесущее сверхтонкое тело, или пара сукшма-шарира, в котором Он присутствует повсюду, в каждом существе и в каждом атоме.

– Я буду в этом тонком теле (сукшма-шарире), которое подобно физическому телу, но без плоти и костей, сказал Свами.

После посещения торжеств на стадионе Хилл Вью, посвящённых Дню Ишвараммы, где я видел Свами, сидящего на установленном на сцене троне и наблюдавшего за нараяна-севой, я вернулся в Бангалор.

Когда я ехал назад через Горантлу, затем – через раскинувшуюся на большой территории зелёную зону и, наконец, выехал на автомагистраль Хайдарабад – Бангалор, я вспомнил некоторые моменты, произошедшие всего несколько дней тому назад, когда казалось, что мир подошёл к печальному концу, но сегодня всё выглядело как обнадёживающее начало. После тёмной штормовой ночи облака рассеялись, позволяя первым лучам солнца коснуться мокрой земли, на которой появились нежные зелёные побеги, устремлённые в будущее – туда, где они вырастут в могучие деревья.

Войти или Зарегистрироваться

Om Sri Sai Ram